Сайт находится на реконструкции, просим прощения за временные неудобства
Рейтинг@Mail.ru
обо мне галерея фото поэзия проза друзья гостевая книга
  © Дизайн 
Лина  Степанова     
Ольга Кудрина
2008г.  

КосмАгония

"По пустынным по улочкам древнего города..."
"Это лето началось с июля..."
"Не нагнетай отчаянье улыбкой..."
"Спелым хлебом свежей мятой..."
"Сухой ромашки, липового цвета..."
"А в бескрайнем небе и бездонном..."
"Одичавшее время, коварное и неспокойное..."
"Песчинка к песчинке..."
"Намокли плечи..."
"Верь..."
"Расплавляюсь. В этот жаркий день..."
"Карамель на губах. В грезах мир, степь в цветах..."
"Я до дна не достану..."
"Ожидай не меня..."
"Забыв о бренной жизни в жизнь слепую..."
"Пустыня. Маки. Алою рекою..."
"1 октября. Мамин день рождения."
"Украдены волею случая..."
"Спрыгни мне на стол, мой день капризный..."
"Паутинки летят..."
Тому, который всюду.
Ирочке.
"Задохнуться можно этой тишиной..."
"Пробил час. С максимализма юности..."
"Из этой опавшей листвы, разукрашенной ярко..."
"Немножечко Творца тем глупым мыслям..."
"Бессоница не мучает меня..."
"Пропади ты пропадом..."
Геспер.
"Не о чем помнить, когда переполнена память..."
"Гляжу во след последнему трамваю..."
Простуда
Мост через вечность.
"Мне повезло. Я родилась сегодня..."
"Откуда столько нежности в тебе..."
"Я в этой жизни не ищу покоя..."
"Ты все еще надеешься на чудо..."
"Твоей судьбы рукою не коснуться..."
"На дождливом пороге осни..."
"Уроки паутиною в ладони..."
"У осени крылья ангела..."
"Когда я захочу увидеть бога..."

В начало

***
По пустынным по улочкам древнего города,
Что руинами стройными трогает звёзды,
Не слоняйся, душа - те, что здесь были молоды,
Не вернутся сюда и не вспомнят о прошлом.

Капители их больше уже не порадуют.
Утомлённые очи не вспыхнут восторгом,
И алтарь не наполнят дарами богатыми
Ни ладони раба, ни десницы архонта.

Колесницы царей не промчатся по улице,
Торопясь ко дворцу мимо храма Афины.
И кирасой твоею не жрицы любуются,
А туристы, нацелив мечи-объективы.

И чело не покроют ни миртой, ни лаврами.
Асфоделей скупых от Аида не жди.
Не печалься, душа. Может, самое главное
Ожидает твой город ещё впереди…
2005

В начало

***
Это лето началось с июля -
Осторожно в душу постучало
Молниевой сетью карауля
Мой унылый полдень у причала.

Только под раскаты грома завтра
Отчего-то вспомнятся метели
И оно закончится внезапно,
Не дожив до августа неделю.
2004

В начало

***
Не нагнетай отчаянье улыбкой -
Возьми гитару.
Ударь по струнам. Будет вечер зыбким
От песен старых,

Таким ненастоящим, в хлопьях белых
Лжеца-тумана.
И звуки полетят, забьются в щели,
Нырнут в Нирвану.

За ними я последую несмело,
Вернусь под утро…
Ты, главное, не вспомни между делом
О Камасутре.
2005

В начало

***
Спелым хлебом свежей мятой
Пахнет август.
Завтра он уйдёт куда-то,
Я останусь.
Завтра осень застучит
Дождём по крышам
И листвою зашуршит,
А я услышу -
В этом шелесте её
Чужая тайна.
В этом августе моём
Необычайном
Только те слова и песни,
Что о лете.
Только тайны, что известны
Всем на свете.
Только запахи хмельные -
В них загадка,
От которой в зимний полдень
Жарко, сладко.
Для разгадки нужно лишь
Чуть азарта.
Я и август - это жизнь.
Осень - завтра…
2005

В начало

***
Сухой ромашки, липового цвета
И занавесей белых на окне
В игривых брызгах ультрафиолета
Для счастья в этот день довольно мне.
На стареньких окрашенных ступенях
Стоять всегда приятно босиком.
И у крыльца затейливых знамений
От птичьих переливов ждать тайком.
Пить молоко парное из кувшина,
И ледяную воду родника.
И в вышине небесной синей-синей
Кататься на пушистых облаках.
Удушливым таким и знойным полднем,
Увенчанным цветущей бузиной,
Как тёплым воском душу я наполню,
Уеду - увезу его с собой.
2005

В начало

***
А в бескрайнем небе и бездонном
Самолёты, птицы и мечты.
Им, таким свободным, окрылённым
Видно всё на свете с высоты.

Виден мир в жилищах и дорогах,
Свет, что бронзой кроет горизонт,
И сердца в заботах и тревогах -
Занят мир собой. А небо ждёт.

Но когда помчится за мечтою
В высь однажды твой наивный взор,
Навсегда лишит его покоя
Чистый и таинственный простор.

И в бескрайнем небе и бездонном
Навсегда оставишь сердце ты,
Там, где так вольны и окрылённы
Самолёты, птицы и мечты.

2005

В начало

***
Одичавшее время, коварное и неспокойное
Покидает обжитые чащи панельных лесов
И ныряет с разбегу в холодные воды солёные,
А на солнце безжалостно плавятся стрелки часов.

И тогда замирают мгновения, мгле не подвластные.
И тогда не подвластны забвению сны и мечты.
И волна не торопит волну, нет рассветов прекраснее
И неспешно плывут облака, не страшась высоты.

Но соскучится время - вернётся назад загорелое,
Пронесётся по улицам, в каждую дверь постучав
Для кого-то ручное, кому-то привычно-настенное,
Чтобы в новое лето однажды нырнуть, одичав.

2005

В начало

***
Песчинка к песчинке
веками слагались в барханы,
Ложились на дно
и к пологим неслись берегам.
Росли города
у живительных вод Иордана
И гибли под лавой Везувия
в жертву богам.

И медь засияла,
  пришедшая камню на смену.
И клинопись в прошлом,
  не ею пестрит монитор.
И только песчинки
  всё так же ложатся умело,
Слагаясь в причудливый,
 полный загадок узор.
2005

В начало

***
Намокли плечи.
Бескрайние лужи, слова просты:
Когда я вечна,
Тогда, к сожаленью, не вечен ты.
Когда я гибну -
Тебе суждено проживать века.
И в этом ливне
Какая-то девственная тоска.
Раскаты грома
Достанутся лишь одному из нас.
Судьба другому -
Исчезнуть из жизни не в этот час.
И в каждой встрече
Нам миг уготован сказать: "прощай".
Я не отвечу.
Подумаю только: "не забывай…"
2005

В начало

***
Верь.
Это сказка, которую выдумал кто-то жестокий.
Снова в его я глаза загляну,
На вопрос, как всегда, не решусь.
Дверь
Широка и распахнута. И средь ущелий глубоких
Ждёт в эту ночь не меня он одну.
Это значит - я скоро вернусь.
Кто
Не угоден сегодня ему - будет завтра угоден.
С кем навсегда попрощается он -
Век тому второпях воскресать.
Шторм
Этой ночью случайно собьёт меня с верной дороги.
Вскину я хилые руки тогда
И без веры раскаюсь опять.
2005

В начало

***
Расплавлюсь. В этот жаркий день
Костей моих и мышц сцепление
Стечёт ручьём. И даже тень
Не будет для меня спасением.
А после, обращусь я в пар,
По небу поплыву бескрайнему
И антарктическим снегам
Явлюсь расплавленным посланием.

И в замки Древних загляну.
В кольчугу ледяного панциря
Я копья жаркие метну…
Но так до тайны достучаться ли?
Куда мне, в праздной суете
По вековым твердыням целиться?
Тысячелетия - не те
И нравы… да иное ценится…

Что спящим великанам впрок?
Едва ли мелочность тщеславия.
Пусты слова, забыт урок,
Не те припомню заклинания,
Не теми сказками спешу
Потешить сонные обители.
Снега напрасно ворошу -
Прочны врата, сильны воители.

Так что ж с посланием моим
Ношусь, как с писаною торбою?
Домой! К истокам не своим.
Назад, на север, в жизнь не новую.
Не вечную, чужую жизнь…
Где плоть иным - источник радости.
Но я вернусь - уже зажглись
Огни моей глубинной памяти.

2005

В начало

***
Карамель на губах. В грёзах мир, степь в цветах.
День склоняет пред вечером голову.
Волны слижут следы и погрязнут в песках
Золотые лучи невесомые.
А искристые звёзды на нити небес
Будут щедрой рукою нанизаны.
В серебре, там, где бархатный вечер исчез
Летней ночи улыбку увижу я.
2005

В начало

***
Я до дна не достану.
Правда где-то меж волн и пучины морской затерялась.
Это утро так рьяно
Так старательно пьёт мою жизнь. Ничего не осталось.
Ничего не пропало.
На убогое днище легло заблудившейся лодки.
Разве этого мало?
Разве мало тебе непокорности, взятой за глотку?
Неужели не в радость
То, чего ты хотел от меня, посылая на плаху?
Ничего не осталось.
Даже в нимбе твоём появились вкрапления страха.
Не горюй и помилуй.
А затем убирайся туда, где не быть мне, как дома.
Это истина, милый.
Это именно то, что в бессмертьи открыто любому.
А твоё отраженье
Здесь, не правда ли, кажется слишком святым и прекрасным?
Набирайся терпенья -
Ты за мною сегодня явился, мой ангел, напрасно.
2005

В начало

***
Ожидай не меня.
Утро этого дня
Слишком ветрено для начинаний.
И кружатся слова,
Как сухая листва -
Грустно мне от пустых обещаний.

Холодает. И вновь
Ты сулишь мне любовь.
Ты напрасно её сочиняешь -
Нем октябрь и глух.
Только лето и юг
Я любовью порой называю.

Прячет в жёлтых глазах
Осень холод и страх,
Перед зимнею стужей робея.
Ожидай не меня,
Может, лестью маня,
Ты другую дождаться сумеешь.
2005

В начало

***
Забыв о бренной жизни в жизнь слепую,
Наполненную запахами серы,
Палёной плоти, ландышей и веры,
Поводырей преследуя, бреду я.

Там утро в ночь стекает без обиды,
Без сожаленья гаснут в небе звёзды,
И мир, что был однажды кем-то создан,
Ещё прекрасней, пусть уже не видим.

Всё, что казалось вымыслом нелепым,
Там оживает в красках новой сути,
Мгновения снимают маски судий,
Всплывают тени, словно ждут ответов.

И те, кто рядом все ответы знают.
Я слышу их шаги, дышу им в спину.
И догоню однажды или сгину.
А коль не сгину - хоть поугрожаю.

Вперёд смотрящий молча улыбнётся,
Скупой улыбкой всколыхнёт пространство.
И я увижу снова так же ясно.
Но только сердце этим захлебнётся.
2005

В начало

***
Пустыня. Маки. Алою рекою
Размыты золотые берега.
Прилив затопит небо за чертою,
Единой нить вяжущей века.

Водой живою трещины заполнит,
Оближет камни влагой бытия
И будут мчаться бархатные волны,
Пунцовой пеной сушу бередя.

Но лепестков сорвутся птичьи стаи,
По капле дни стекут за горизонт,
Бескровной и сухой пустыня станет,
Чтоб новым неживым забыться сном.
2004

В начало

1 октября.
***
Мамин день рождения.

Когда тепло последнее увязнет
В пурпурных гроздьях чопорных рябин,
Из пёстрых дней, таких разнообразных,
Запомнится надолго лишь один.

Запомнится, чтоб радовать зимою,
Чтоб летом было мне о чём взгрустнуть,
Чтоб в тех краях, где всё вокруг чужое,
Могла в глаза я маме заглянуть.

У лебединых крыльев в поднебесье,
У пышных крон, что рдеют в серебре,
У той тиши, которой нет чудесней,
Есть самый лучший праздник на земле.

В нём неба синь хрустальная без края,
В нём столько нежных солнечных лучей.
И всё на свете я сложить мечтаю
К ногам любимой мамочки моей.
2005

В начало

***
Украдены волею случая
У осени серость тягучая,
Дождей затяжных наваждение
И пакостное настроение.

И тянется лето беспечное,
И кажется молодость вечною,
И думается не о прожитом -
О сладких коктейлях с мороженым.

Ещё - о рассветах оранжевых,
Лужайках, цветами раскрашенных,
О дивных ночах у излучины.
И оды возносятся случаю.
2005

В начало

***
Спрыгни мне на стол, мой день капризный.
Я тебе никто - мне мало жизни,
И бессмертья было б мало, знаю.
Время не при чём - душа такая.

Снова я умчусь и не замечу,
Как тебе придёт на смену вечер.
И запомнит лишь ночное небо -
Был в моей ты жизни или не был.
2005

В начало

***
Паутинки летят.
За кленовые листья цепляются.
А на них паучки -
как отважен осенний десант!
Я бы тоже вот так,
С теми снами, что не возвращаются
Полетела б не важно куда -
будь то в рай или в ад

На кленовом листе
Над полями, лесами и крышами.
И моя паутинка казалась бы
краше других.
И без разницы где
Вдруг настигли бы годы бесстыжие -
Я бы тоже вот так,
без оглядки бежала от них.
2005

В начало

Тому, который всюду…
***
Давным-давно, когда душа моя
Ютилась в несуразном детском теле,
Что сеял ты в неё на склоне дня,
Играя снами у моей постели?

Чем я прельщала? Правде или лжи
Мой путь тернистый нынче быть обязан?
Ведь каждый сон во мне доселе жив
И каждый вдох теперь с тобою связан.

Без чувств, без слов внимала я тебе
И думала тогда - за мною выбор.
Да, выбор был. Зажечься или тлеть.
Я выбрала захлёбываться дымом.

А ты глядел участливо и ждал,
Когда созреют брошенные зёрна,
Когда сама хвалу тебе воздам
И ужаснусь… Да только будет поздно.
2005

В начало

Ирочке
***
У Света и Тьмы до скончания Лета
Предметом борьбы будет сущность поэта...
Ирина Малкова


Я, друг мой, из тех, о которых ты пишешь, горюя.
Но, к чести своей научилась и это скрывать.
Быть может однажды в том самом огне и сгорю я -
Такой мне исход по душе. Только тягостно ждать.

Нет, я не в обузе другим. Хоть винишь не напрасно
Упрямую братию с плёткой и лирой в руках.
Но Те, что воюют за души поэтов несчастных,
Им жить не мешают. Не прочат ни радость, ни страх.

Мне столько сомнений в себе истребить не удастся,
Твоей восхищаясь невинностью и чистотой.
Но так же, как волку на луг за травой не податься,
Так мне никогда не гордиться душою такой.

И мир не увидеть привычный без призмы сарказма.
Но, может быть, всё же, на склоне истраченных дней
С тобой мы почувствуем вдруг одинаково ясно,
Что стержень единый у правды твоей и моей.
2005

В начало

Задохнуться можно этой тишиной.
Улетели звуки за последним клином.
И сжимает горло неживой покой,
Яро, словно вечно правит миром.

Захлебнуться можно красотой небес.
Синевою дерзкой заливает крыши.
Ни единой вести от ветров-повес -
Неземное, дивное затишье…

И тревожу осень только я одна,
Бью по ней шагами гимн непостоянству.
Но уже крадётся следом тишина -
Где исчезло время - жди коварства…
2005

В начало

***
Пробил час. С максимализма юности
Облетят последние заплаты.
Что осталось - зваться будет дуростью -
Зрелости так сладостна расплата.

Зрелости так хочется степенности,
Доминанты хочется и веры,
Но во тьме гробниц любые ценности
Выглядят смешно и эфемерно.

Нищие, глупцы, шуты, художники,
Менестрели, вольные пииты,
Что вам от моей судьбы не прожитой?
Вы моею зрелостью забыты.

Не престало зрелости чудачества
Выставлять иным на обозренье.
Пусть не ей теперь ночами плачется
От любви, тоски или прозренья.

Пусть не ей плетут венки созвездия,
Не в её пустых карманах ветер…
Пробил час. Но рушу всё на свете я,
Чтоб начать сначала всё на свете.
2005

В начало

***
Из этой опавшей листвы, разукрашенной ярко,
Наверное, самый прекрасный на свете букет.
Мы будем с тобою бродить по околицам парка,
Где кроме собак и ворон посетителей нет.

Мы будем с тобою пинать прошлогодние листья
На узких тропинках, которых не знает метла.
Не надо загадывать - что уготовано жизнью,
В которой я столько ночей без тебя прожила.

Не надо восторженных слов, сожалений не надо,
Забудь о любви, для которой мы осень зажгли.
Я будто в дурман неживого, волшебного сада,
Боюсь окунуться в счастливые грёзы твои.

Боюсь поцелуем неловким прогнать наважденье.
Но замерло время. И мир умилённый притих.
Их правда - что будет потом, не имеет значенья,
Когда чудеса просыпаются лишь для двоих.
2005

В начало

Немножечко Творца тем глупым мыслям,
Что уважают мнение чужое.
А за одно - шальным, упрямым кистям,
Что льнут к бумаге в поисках покоя.

Немножечко Творца - окрасить жаром
Рдяную жидкость, что бежит по телу.
Чтоб с новой силой каждого удара
Всё меньше я о жизни сожалела.

Всё меньше будет пусть недоумений,
Всё шире русло у самодовольства,
И день тогда без лишних ухищрений
Лишится суеты и беспокойства.

И мир горяч окажется и вязок,
Холодной сутью времени притрушен.
Немножечко Творца… из всех развязок,
Такая чем удержит в теле душу?
2005

В начало

***
Бессонница не мучает меня -
Она меня страшится, как изжоги.
И будто зверь пугливый от огня,
Чуть сядет солнце - прочь уносит ноги.

А я бы разделила с нею жизнь…
Или хотя бы пару тройку ночек.
Но что поделать, мой трудоголизм
Знать, у бессонниц вызывает корчи.

Меня в грехе подобном уличив,
Бессонницы спешат предохраняться.
Знать, у бессонниц тоже есть врачи,
Что от людей придумали лекарства.

Но я-то знаю больше, чем они!
Я лихо эпидемию устрою -
Мутирую, взбодрюсь, зажгу огни
И заражу бессонницу собою.

В начало

***
Пропади ты пропадом,
Эта жизнь!
Нет весны - нет повода
Не тужить.
Нет тепла и веруя
Только ночь
С неба тучи серые
Гонит прочь.

Только ночь без устали
Жжёт огни -
Звёзды хоть и тусклые
Ей они.
И себя обманывать
Ей не в новь -
В окнах свет - и зарево
И любовь.

А моё не светится -
Спит душа.
И юлою вертится
В миражах.
Ждать от жизни нечего -
Жизнь как сон.
Зимней мглой увенчанный,
Спит и он.

В начало

Геспер
***
"Аз есмь корень и род Давыдов,
и звезда утренняя и денница."
(Откр. Иоанна богослова 22:16)

Вечерней звездою любуешься ты у причала,
Сплетая хвалебные оды из тонких лучей.
Воскреснет закат и опять повторится сначала
Прелюдия странной, навязчивой страсти твоей -

Ты взор устремишь к горизонту, Её ожидая.
И сердце в груди защемит по предательски вновь.
Не веря ни в бога, ни в чёрта и жизнь постигая,
Ты в той растворишься однажды, что верит в любовь.

И богу вечерней звезды, что взошла над землёю,
Отныне с закатом поклонится каждый эллин.
А после, встречая рассвет под своею звездою,
Ты грешному миру объявишь: "Всевышний един!"

В начало

***
Не о чем помнить, когда переполнена память
Однообразием будней и встреч мишурой.
Что для других о себе суждено мне оставить?
Ту же крупицу обмана во лжи мировой.

В чём отраженья мои не размыты игрою?
Даже у сердца удар на удар не похож.
И у крылатых созданий за нашей спиною
Та же в глазах озорная, священная ложь.

И ни потерь, ни случайностей не замечая,
Верит безропотно в лучшее сердце моё,
Лезвие времени ложью любви оплетая,
Сущему вторя, что создано ради неё.

В начало

***
Гляжу во след последнему трамваю…
Сюжет затянут. Глупое кино.
Ты утверждал сегодня - я живая?
Но где интрига? Нет её давно.

Ты веришь: всем под солнцем хватит места
И сказкой мне тебя не обмануть…
Но наши судьбы, словно эти рельсы
Сойдутся там, где тьма укроет путь.

В начало

Простуда
***
Занеможется зимнею стужей.
Снова белая эта метель
Надо мной, словно коршун закружит
И ворвётся в дыханье капель.

Полноводием склеры воспрянут,
Станут пламя тушить на ходу,
И в клокочущем жерле вулкана
Я у холода дни украду.

В начало

Мост через вечность
***
На этом пути никого… только ветер и звёзды.
Я думаю бережно, чтоб не спугнуть тишину.
Когда б не желание жизни казаться серьёзной,
Её осмеяла бы я за дорогу ко дну.

И что за удел - избежать и греха и порока,
Когда во грехе и в пороке мы все рождены?
Так где же она, эта гиблая к чёрту дорога?
Не там ли, откуда приходят виденья и сны?

Не там ли, куда обращаются дети в молитвах,
А взрослые в праздники жгут - не жалеют свечей?
К чему прикоснуться нельзя, то, что глазу не видно,
Порою нам кажется лучше, добрей и светлей.

Но вот я закрою глаза и вольюсь в неизбежность,
Легко погружаясь в события и времена.
И путь мне покажется наш лишь мостом через вечность,
Единственным шатким мостом, где дорога ОДНА.

В начало

***
Мне повезло. Я родилась сегодня.
На стыке жизней, знаков, лет, веков.
Одной ногою прочно в Преисподней,
Другой в Эдеме не стоптать садов.

Благословлять одной звезде на небе,
Другой сиять в колодце - звать ко дну.
Пою во славу царствия Эреба,
Но дням своим христианский счёт веду.

В холодном сердце жалости не место,
Там дебри созерцательной тиши.
Но закулисье манит, как известно,
Подобно зову плоти иль глуши.

И вот уже захлёстывает жребий
Шальным азартом будущей игры,
Чтоб красочность придать невзрачной теме,
Припудрить чувством скучные миры.

Но телу снова жить велю в остроге,
Рассудку - в узах, сердцу на цепи,
А душу… душу пусть осудят боги…
Иль оправдает дьявол, чёрт возьми…

В начало

***
Откуда столько нежности в тебе?
И как, скажи, ты с ней сумел ужиться?
А я решила женщиной родиться,
Забыть о силе так и не сумев.

Теперь живу и маюсь, столько лет
В своей душе выращиваю жалость -
Всё, что ещё от нежности осталось
На этой обезумевшей земле.

А ты не вспомнишь, как сжимает кисть
Резную гладь холодного эфеса.
Но гриф твоей гитары вспыхнет песней,
И в ней сгорит моя слепая жизнь…

В начало

***
Я в этой жизни не ищу покоя,
Обманом в явь выманиваю сны,
И там, где восхищенья мир не стоит,
Заплаты грёз ложатся расписных.

А в них как прежде свет не так устроен,
И кровь рекою льётся за мечту.
И в тех сраженьях гибнем мы с тобою,
И в новых жизнях ищем красоту.

А память наша, циник и предатель,
Скупой рукой отмеряет нам век -
И нет на свете большего проклятья,
Чем спать под дверью судеб-фильмотек.

Но мне однажды чуткий сон - лазутчик,
Во мгле обрывки истин донесёт.
И я пойму, что слепо верить лучше,
Чем в иллюзорном мире вспомнить всё…
8.05.06

В начало

***
Ты всё ещё надеешься на чудо?
Спустись на землю - это небеса.
Бегут - я покажу тебе откуда -
Стада Эпох по пашням-полюсам.

Проносятся и топчут наши всходы,
А мы опять ладони тянем ввысь,
Как будто отнимаем у природы
И влагу и тепло и нашу жизнь.

Но в невесомых дебрях, как в болоте,
Где сгинуть ты клянёшься навсегда,
Тебе, я знаю, вспомнится о плоти
И ты за нею явишься сюда.

В начало

***
Твоей судьбы рукою не коснуться -
На ней огни светилами зажглись.
И если бы мечты могли вернуться,
Они б оттуда звёздами неслись.

Но может быть под этим звездопадом
Сбылась тогда мечта бы и моя.
А после я бы ей была не рада.
Ну что за жизнь такая без тебя?

В начало

***
На дождливом пороге осени
Задержалось лето
С волосами в туманной проседи,
В кисею одето.

И заспорило солнце с ливнями,
Небеса качая -
Я ночами глухими зимними
Так без них скучаю.

И живу в ожидании трепетном
Средь пурги и стужи,
Изумрудного зноя летнего
И созвездий в лужах.

В начало

***
Уроки паутиною в ладони
Врезаются всё глубже с каждым годом.
Что проку в этих отзвуках агоний?
Душа в морщинах - как в слезах природа,

Умоется и снова станет яркой,
Свободной от нахлынувших волнений.
Ладонь моя, как в клеточку тетрадка,
Расчерчена и новых ждёт решений…

В начало

***
У осени крылья ангела.
Забудь меня - я останусь с нею.
И буду учиться заново
Играть без правил судьбой своею.

У осени руки демона,
Она добра к обречённым кронам.
Я только тогда и верила,
Когда жила по её законам.

Когда торопливой поступью
Скользили дни по парчовой шали.
Когда золотыми росами
Горели недра туманной дали.

Когда рукавами серыми
Костры мели голубое небо.
У осени очи времени,
В которых былью прикрыта небыль.

В начало

***
Когда я захочу увидеть бога,
Окину взором мысленным Олимп.
В его благоухающих чертогах
Никто не бьёт крылом, не носит нимб,

Не чахнет под приклеенной улыбкой
И как зеницу рай не сторожит,
Придумывая новые ошибки
Для тех, кому он всё ещё открыт,

Честной народ чертями не пугает -
Ну что для олимпийца значит чёрт,
Когда он за проступки сам карает
И сам сулит награды и почёт?

И каждый бог на деле царь и воин,
Не чужд страстей, виною не корим.
С божественною братией такою
И шутки плохи и порядок чтим.

Велик Олимп, могуч. Прекрасны боги -
Любой к рабам своим благоволит.
Вот только жаль, окажется в итоге,
Что всех нас примет в свой чертог Аид.